Особое мнение

Эклектика, вино, модерн

Эклектика, вино, модерн

    записал: Илья Кирилин

Елена Титова, директор Всероссийского музея декоративно-прикладного и народного искусства, супруга бизнес-омбудсмена Бориса Титова, с вином знакома не понаслышке. Абрау-Дюрсо своим нынешним стилем и элегантностью обязан артистическому видению Елены. Выбрать категорию вина к интервью она перепоручила нам. Это должна была быть Франция, но не обязательно шампанское. В слепой дегустации главных красных вин Франции Елена без труда определила любимое левобережное бордо, а заодно рассказала SWN о своём музее, связи вина и искусства и энологическом применении теории геопсихологии.

Вино в нашем доме присутствует постоянно. Есть несколько заветных и любимых бутылок, в основном это левый берег Бордо. Большое любопытство я испытываю и к винам Нового Света — большие успехи делает калифорнийская долина Напы, интересны белые новозеландские вина, правда их очень мало.

Есть интересные, сильные и переоценённые испанские вина, есть приятные, милые, но довольно легковесные итальянские вина, хотя нельзя так огульно говорить, но это моё личное впечатление. В Европе Франция для меня наиболее достоверная и сбалансированная, как в топовых сегментах, так и в средних.

Мне прежде всего интересен какой-то необычный аромат вина, который раскрывается, не даё­т привыкания и не становится навязчивым. Он должен тонко и элегантно рассказывать свою историю. Я понимаю вина, обладающие балансом — это завершённость и продуманность. Баланс у меня ассоциируетс­я в первую очередь с округлостью — отсутствием резких углов, случайных элементов и ответвлений во вкусе. В м­оём понимании хорошо сбалансированное вино — это тёплое вино, не по температуре, а по характеру.

Когда у нас с Борисом встал вопрос о месте для летнего дома, то решение было принято в пользу средиземноморского побережья Испании, где в определённой степени и сложились пристрастия в отношении вина и кухни. При этом не могу сказать, что люблю испанское вино, для меня оно очень агрессивное, с претензией на большое вино. Это такая плотная масляная живопись, которая очень хочет выразиться, поэтому использует богатые тона, крупные мазки, но не всегда это приводит к пониманию и тем более не всегда хорошо ложится с едой. Такое вино само по себе хочет царствовать и играть самостоятельную роль.

Вино, видимо, получается там, где люди гасят свои амбиции и умеют прислушиваться к земле. От виноделов Pétrus я слышала историю о благословенном глиняном холме, где главная задача людей — не помешать и не испортить творений природы. Лозу невозможно заставить что-то делать, она реагирует на 250 мелких признаков того или иного года или состояние. Это забавная игра из года в год с одними и теми же переменными. Виноделие — загадочная история и подлинное творчество людей, которым дано предугадать и направить развитие вина.

Понимание того, что вина бывают разные, зародилось при знакомстве с выделяющимися из всей гаммы напитками — хорошими токайскими, сухим хересом. Оказалось, что не всё, что назы­вается словом «вино», имеет общий смысл.

IROD1145_edit.jpg

Знакомство продолжилось в путешествиях, сначала это была Болгария, потом и остальная Европа. Мы заинтересовались этим направлением, захотелось понять основные различия и особенности конкретных вин и регионов. Борис очень увлёкся вином и значительно в этом преуспел.

 Сейчас мой главный советчик — сын Павел, у него проявился особый талант определять с­орта и ароматы. Экономист по образованию, он внёс в «Абрау» необходимый рациональный подход, и когда Борис решил перейти на госслужбу, сын уже был готов управлять большим разноплановым производством. 

 В «Абрау» Бориса поразила красота места, он то и дело повторял: «В таком месте должен расти хороший виноград и должно получаться хорошее вино». Решение приняли быстро, сразу было вложено огромное количество сил, времени и веры. 

AbrauDurso#3940_original.jpg

С самого начала всё держалось на энтузиазме Бориса и его одержимости терруаром. Эрве Жестен, один из пяти ведущих мировых энологов, видя неимоверную энергию и веру, тоже быстро подключился. Он открыл для себя меловые терруары Абрау и сумел соединить свои знания с опытом местных виноделов. Произошла некая культурная революция, соединение французского опыта и очень сильной специфики «Абрау».

 Борис сделал всё, чтобы возродить славу Абрау как территории сказки, территории любви, которым оно оставалось и в царское, и в советское время. Всё было покрыто патиной забвения, мы вместе с Фондом наследия Абрау с удовольствием занимались историческими изысканиями. 

 Это не просто шато, это большой организм, целый посёлок вокруг завода, люди, которые там живут. Мы любим проводить здесь семейные праздники, часто они приходятся на зимний период, а это и суровые морозы, и метели. Существуе­т гений места, мы очарованы этой землёй, «Абрау» нельзя назвать просто бизнес-проектом, туда тянет. Как прекрасно там пьётся шампанское! Моё любимое — экстра брют «Виктор Дравиньи», розовый «Империал» и траминер от «Усадьбы Дивноморское». 
 
 Соблазнительно попробовать силы на других участках. Идея «Дивноморского» принадлежала Борису, однако реализация легла на плечи сына, и уже можно с уверенностью сказать, что проект оказался успешным. Сейчас идут эксперименты с биодинамикой — очень интересная тема, связанная со сложными энергетическими процессами природы.

 Я верю в геопсихологию, это точно может влиять на вино. Для меня это совпадение определённых вибраций города или какой-то другой местности с духовными вибрациями личности. Это может проявиться по-разному — часто в комфорте, который испытываешь, находясь в определённом месте, когда складывается ощущение, что ты можешь здесь жить и тебе будет хорошо. Так было выбрано наше место в Испании — самый север испанского побережья. Это те самые скалы, которые Сальвадор Дали называл идеальными, но это вовсе не кущи курортные, там реальные ветра, горы, песок и штормовое море. 

 Неподалёку располагался ресторан Феррана Адрии El Bulli. Первый раз мы попали туда почти случайно и мало что поняли, второй раз мы записались заранее и распробовали всё, даже поняв какие-то секреты. На третий раз шеф применил слишком сильные эффекты, так что Борис перестал быть поклонником его кухни. Ферран, не только гений и замечательный шеф, он ещё маг и чародей. Это может нравиться, может не нравиться, но часто это настораживает и отталкивает, когда не хочется вовлекаться в настолько сложную историю. 

SWN_interview.jpg
У меня геопсихология работает в Индии, там мне комфортно даже в самых неприглядных уголках. Я люблю самый юг Италии, где тоже чувствуешь необъяснимый комфорт, хотя сервис и всё остальное оставляет желать лучшего. Недавно был интереснейший опыт в Туве. Как ни странно, в Абакане в Хакасии я не могу жить, а если переехать через Саяны в Кызыл, то мне сразу становится хорошо. Там мы собирали интереснейшую выставку экспонатов на стыке произведений искусства и этнографии.

 Если отвлечься от официального названия музея, которое звучит как «Музей декоративно-прикладного и народного искусства», и присмотреться к тому, чем он по сути является, а именно музеем декоративного искусства и дизайна, то понять нашу специфику легко. Всё, что связано с усиленной функцией декорации, — наш материал. В него попадают традиционные вещи, народные костюмы, ткани, вышивки. Мы называем это крестьянским искусством, что и подводит нас к этнографии, хотя все экспонаты подобраны с художественной точки зрения.

 В музее мы говорим про Россию и развитие стилей в разных эпохах. Художественные ремесла, технические новшества и художники-персоналии появлялись не только в Москве и Санкт-Петербурге, но и в регионах. У нас есть комплексные интерьерные блоки, которые говорят о русском ампире, о нарышкинском барокко, о замечательной истории русского модерна. Мы перешагиваем революционные события начала XX века и идём к агитационному, пропагандистскому стилю. Это не только фарфор, это и агитткани, плакаты, малая пластика новгородской игрушки.

 Постепенно переходим к «Суровому» стилю советского периода. Художественный отклик на происходящее в стране был очень неоднозначен и порождал интересные эффекты в искусстве вообще и в декоративном, в частности. Взять только одну декоративную отделку метро. 23-24 апреля мы открываем выставку «В­ойна и метро», это первая часть большого проекта о метро. Там будет воссоздана история о том, как появившийся незадолго до войны храм декоративно-прикладного искусства и транспорта превратился в храм спасения. Это триумф метро — великолепная работа по камню, решения по свету, мозаики, витражи. 

 Однозначно нельзя сказать, что по переменам в стиле можно судить об истории страны, ни 1937 год, ни «оттепель» не отразились сразу. Ретроспектива прослежи­вается, но в зависимости не от политики, а от экономики. В 60-е годы, когда заводы-гиганты заработали с новой мощью, стали возникать художественные штаты — группы художников, которые бесплатно работали с бригадами, на стеклоплавильных печах, проводили опыты и эксперименты. При этом они делали и авторские произведения, которые представлялись на худсоветы и попадали в музеи. За них платили приличные деньги, художники были людьми довольно состоятельными. Они работали и на Пензенском стекольном заводе, в Дулёво, на ЛФЗ и многих других. 

 Полная свобода творчества в 90-х обернулась тем, что стало фактически невозможно себя р­еализовать. Развернулась драматичная ситуация, когда ушли заводские возможности, а студийная история ещё не сложилась. Для художников-прикладников огромное значение имеет стоимость материала, стоимость смены на печи, наличие мастеров. Сейчас негативная тенденция сошла на нет, и уже появляются интереснейшие работы в этой области.

 Далеко не все художники шестидесятых были коммерциализированы, понимание, что можно продаваться в салонах, было довольно смутным. С тех пор многое изменилось, как и понимание о спросе. Взять лаковые промыслы — огромное количество вещей делается на продажу, но те же мастера делают подлинные шедевры. Можно провести параллель с винными хозяйствами, делающими уникальные коллекционные вина, но при этом зарабатывающими основные деньги на винах широко доступных. 





- автор SWN -



                          

- ВЫШЛО ИЗ ПЕЧАТИ -

cover.jpg

- ВИНО НЕДЕЛИ -

Barolo, Aldo Conterno, 2005

ПОДРОБНЕЕ

НОВОСТИ