21 Сентябрь

Контрастная энология Мишеля Роллана. Часть первая


Фото: Ваня Берёзкин
Знаменитый энолог-консультант настороженно относится к журналистам, которые так часто пытались «вывести Роллана на чистую воду».Но редактору SWN Дмитрию Ковалеву он сам излил душу

Организаторы интервью с Ролланом просят полушёпотом: «Только не спрашивайте его про „Мондовино“»*. Мы и не собирались. Недавно сосед и коллега Роллана Патрик Леон, который почти 30 лет работал на Ротшильдов, рассказывал в интервью SWN, как страдал после фильма старина Мишель: «Его просто демонизировали». Пожалуй, это лучшая характеристика образа «летучего» консультанта в массовом сознании. Плотно сбитый и часто смеющийся (всё как в кино!) Роллан готов говорить о вине часами. В Москву он приехал представить вина из собственных хозяйств в Бордо, Аргентине и Южной Африке, объединенные под брендом Rolland Collection. Дегустация затянулась, и интервью отодвинулось к ночи (на утро Мишель улетал). Мы говорили о современной энологии, политике Евросоюза, Паркере и блоггерах на верхнем этаже Suisse Hôtel с панорамой ночной Москвы — что ни на есть воландовский задник для одной из самых влиятельных персон винного мира.

*Документальный фильм Джонатана Носситера (2004 г.) о глобализации и коммерциализации мира вина, где Роберт Паркер, Мишель Роллан, Майкл Мондави и другие влиятельные персоны ярко представлены как циничные антигерои.

Curriculum Vitae

1947. Родился в семье виноделов в Либурне (правый берег Бордо).
1968. Знакомится со студенткой-энологом Бордоского университета, своей будущей женой Дани.
1972. Закончил курс энологии Бордоского университета. Женился.
1973. Вместе с женой Дани стал партнёром энологической лаборатории Chevrier в Либурне.
1976. Полностью выкупают лабораторию.
1979. Получает по наследству семейное Château Bon Pasteur.
1985. Первые выездные консультации в Калифорнии.

Дочери Стефани (1973) и Мари (1978). Зять Давид Лесаж, коммерческий директор Rolland Collection.

— Как родилось явление под названием «Мишель Роллан»?
— Вместе с сегодняшним Бордо. Когда я начал заниматься энологией, я подсчитал великие миллезимы в Бордо: оказалось, за 70 лет их было всего 7. Скучная работа, правда? Один хороший выстрел в 10 лет. Так никому не захочется делать вино! Я проанализировал, какими были великие миллезимы, и понял, что общим местом была идеальная погода, а это: 1) возможность собрать очень зрелые ягоды; 2) естественным образом сниженная урожайность; 3) хорошее санитарное состояние виноградников. Так родилось то, что потом назвали «методом Роллана». За 25 лет многое произошло: 75% хозяйств в Бордо стали проводить зелёный сбор и 85% эффёйаж.
— Мир энологии постоянно меняется, вы всегда об этом говорите. Какие энологические учебные заведения можно считать лучшими в мире, самыми современными?
— Лет 20 назад я бы ответил, не задумываясь: Университет Бордо. Сейчас всё не так просто: Дижон, Тулуза, Монпелье, непревзойдённый на сегодня университет Дэвиса в Калифорнии. И университеты в аргентинской Мендосе, австралийской Аделаиде наступают им на пятки — ещё лет 10 назад я бы этого не сказал.

— То есть стать энологом теперь проще?
— Нет. Потому что это прикладная профессия. Даже если технология развилась за последнее время, остаётся талант дегустатора. Можно научить дегустировать, как можно научить играть в футбол. Но пеле и зиданов почему-то мало!

— На вопрос о любви к мерло часто приходится отвечать?
— Меня и прозвали в прессе «Господин Мерло». Я не обижаюсь: Помроль моя родина, а это лучшее место для мерло!

Универсальный консультант
В постоянно пополняемом портфеле Роллана побывали сотни хозяйств. Вот некоторые из прославленных и несколько из экзотических:
Помроль: Clinet, Hosanna, Nenin, Le Pin
Сент-Эмильон: Angélus, Ausone, Beau-Séjour Becaut
Марго: Prieuré-Lichine, Kirwan
Сен-Жюльен: Léoville-Poyferré
Пойяк: Pontet-Canet
Пессак-Леоньян: Smith Haut-Laffite, Latour-Martillac
Калифорния: Staglin, Harlan Estate
Хорватия: Saints Hills
Болгария: Telish Wine Cellar, Jair Agopian
Тоскана: Ornellaia
Чили: Casa Lapostolle
Бразилия: Miolo Family

— Но есть же малоизвестные местные сорта, с которыми можно работать?
— Да их тысячи! Чего стоят сорта Греции, Болгарии, Румынии, которые я знаю. Я присматриваюсь к автохтонным сортам три-четыре года и, если результат средний, — оставляю их любителям экзотики.
— Французские сорта так популярны в мире потому, что лучше всего изучены?
— Они объективно благородны, поэтому востребованы везде, где люди хотят делать хорошие вина. А возьмите, например, греческий сорт агиоргитико. Кто и где в мире захочет его высаживать? Разве что сами греки (смеётся). Или посмотрите на итальянцев. В процентном отношении их среди виноделов больше всего…

— Больше, чем французов?
— Разумеется! И в Аргентине, и в Калифорнии лучшие виноделы имеют итальянские корни. Но кто из них высаживал на новых землях санджовезе или неббиоло? Никто! Потому что из этих сортов трудно получить хорошие вина в разных местах.


— Каковы перспективы Нового Света в плане открытия хороших терруаров, как это уже произошло в Бароссе, в Напе?
— Везде, где появляется качественное виноделие, можно надеяться на то, что найдутся и терруары. Даже в Крыму. Я недавно оттуда вернулся: когда видишь места, где разбиты виноградники, чётко понимаешь, что, если вводить грамотное виноградарство, правильные клоны, там будут узнаваемые терруары. Правда, они перегнули палку: ещё до того, как вино было признанно великим, его сделали очень дорогим.
— Какие винные страны способны подняться в будущем? Или время новичков кончилось?
— Все страны Нового Света, которые сегодня зарекомендовали себя, уже не упустят своих позиций. Я пишу периодически книги об аргентинском вине. Для первой я попробовал 160 вин. 70 из них я отбросил, чтобы книга не была сплошной критикой. Через 2 года для переиздания попробовал 280 образцов. Убрать пришлось уже 40. Для последнего издания попробовал 400 и отбросил всего пару десятков. Но новые страны будут.

Для меня Новый Новый Свет — это побережье Чёрного моря.

— Приятно это слышать!
— Ну, потому что я знаю, с кем и где разговариваю (смеётся)! Нет, серьёзно, для меня это так. Отбросим только Турцию. Пусть турки на меня обижаются, но их побережье не назовёшь лучшим. А вот у Болгарии, Румынии, Молдовы, Крыма, Грузии есть потенциал. Но работа нужна колоссальная: во-первых, найти людей, во-вторых, грамотно высадить виноградники, в-третьих, сделать вино, в-четвёртых, сделать так, чтобы о нём узнали! Не одно десятилетие потребуется. Моё поколение этого точно не увидит.

Цифры Роллана

17 винодельческих стран
100 образцов вина в день
150 консультируемых напрямую сейчас и ранее виноделен
700 бордоских шато — клиентов лаборатории Роллана
30 000 $ — самый маленький годовой гонорар за консультации

— А как же страны экзотического виноделия, например, Индия?
— Никакого будущего. Только для внутреннего потребления. Я в Индии работаю с 1996 года. Ничего нужного для качества вина там нет: ни почв, ни климата, ни людей. Несмотря на все наши усилия. А вот, например, Китай даёт надежды. У них пока нет тяги к качеству, к малому производству. Но есть благоприятный климат, на севере очень интересные зоны.

— Кого из коллег или учеников вы особенно цените? Кого можно поставить на ваш уровень?
— Смотря из чего исходить. Если спросить, есть ли человек, работающий консультантом в сотне хозяйств — нет! Я один такой безумец. Но вот, например, в Крым мы ездили с Марселем Гигалем — это просто архетип одарённого винодела! По свету он не ездит, но у себя в Роне он светило. Во Франции вы найдёте десятки таких. А в Испании это Питер Сиссек. Да всех и не упомнишь.

— Если говорить о людях, влияющих на мир вина, нельзя не вспомнить критиков. Действительно ли их роль сегодня так высока? Или переоценена?
— Я застал времена, когда винная критика ничего не значила. Точнее, её просто не было, а та, что была, никого не интересовала.

— Это когда Wine Spectator был сан-францисским таблоидом?
— Да-да. А потом началась другая эпоха: рейтинги, миллионы подписчиков. Это конец 1980-х — 1990‑е. Критика сыграла колоссальную роль в моей профессиональной деятельности, да и в жизни каждого любителя вина. Речь об американцах (Wine Spectator, Wine Advocate). Англичане не смогли воспользоваться шансом и занять нишу на их уровне. Было так: вино — это продукт, чтобы его продать, нужны рейтинги, нужен Паркер. А если у Паркера есть определённый вкус (а он есть) — надо делать вино, которое полюбит Паркер! Это же очевидно. Если ты этого не делаешь — ты последний осёл. Вот и я не хочу иметь проблем.

Комментарии (2)
Дмитрий Ковалев , ,


Комментарии

  1. 21.09.2010 17:12 # Анна

    Спасибо, интересное интервью. А что привело Роллана и Гигаля в Крым? Они приезжали по собственной инициативе? На какую-то винодельню?

  2. 27.09.2010 16:41 # Дмитрий Ковалев
    http://www.SimpleWineNews.ru

    Спасибо Вам! Догадайтесь, какая винодельня в Крыму больше всего достойна посещения? Правильно, Массандра. Их на 3 дня пригласили владельцы для консультаций. Что из этого выйдет — посмотрим..

Оставить комментарий